Закон охраны культурного наследия готовится с задней мыслью | Новости недвижимости и строительства от Невашин

Закон охраны культурного наследия готовится с задней мыслью

Грозы, обрушившиеся на Киев и заливающие его улицы грязью, сносят уверенность с лица столичной власти. Горожане оказываются по колено в воде, а в КГГА пытаются под шумок протащить свои инициативы. В частности, по словам советника мэра и по совместительству депутата Верховной Рады из фракции БПП Дмитрия Белоцерковца, городской катаклизм должен ускорить принятие законопроекта №8202, инициированного Виталием Кличко и его окружением. Белоцерковец обратил внимание, что стихия оголила фасад гостиницы «Кане» (бывший гастроном), имеющей статус памятника архитектуры, а это очень больная тема для киевской власти.

Закон охраны культурного наследия готовится с задней мыслью

Здание, которым, по слухам, владеет бывший зять экс-мэра Леонида Черновецкого, заинтересовало кого-то из окружения городского головы. Борьба за него разворачивается давно: в 2017 г. оно мощно полыхало, и говорят, что по чужой инициативе — подозревался поджог. А теперь документ написали, чтобы устроить передел собственности в Киеве.
Законопроект «Об усовершенствовании системы охраны культурного наследия» поднимает вопросы охраны культурных памяток. Его ключевые моменты:
— местная власть имеет привилегию выкупа объекта при его продаже владельцем,
— в случае нарушения владельцем правил эксплуатации предусмотрена процедура принудительного выкупа,
— существенно увеличены штрафы за халатное отношение к памятникам, за проведение незаконных работ на объектах и размещение рекламы без согласия местной власти,
— ужесточена уголовная ответственность за уничтожение объекта — с 3 тюремного заключения до 6 лет.
— право принудительного выкупа распространяется как на местную власть, так и на государство.
Подобный законопроект действительно востребован. Состояние многих культурных памятников в стране плачевно, а штрафы за их порчу — мизерны. На сегодняшний день в Киеве в наличии порядка 3,5 тыс. объектов культурного наследия (из 12 тыс. оставшихся от СССР), причем, по оценке киевских властей, каждый десятый из них находится в неудовлетворительном состоянии. Хотя многие расположены в самом центре столицы. Земля под ними очень дорогая, а место видное.
Разрушение же объекта более чем на 85% дает основание снять с него статус культурного наследия, после чего на этом месте можно возвести, к примеру, небоскреб или бизнес-центр.
«Собственникам выгодно, когда старые дома разрушаются. Есть кричащие факты, когда здание можно спасти только путем принудительного выкупа, потому что владельцы не заинтересованы в его сохранении. Я оцениваю законопроект в целом позитивно при условии, что будет четкий механизм его реализации. У нас в стране законы часто просто не работают», — прокомментировал UBR ситуацию со-координатор совета по урбанистике Киева Григорий Мельничук.
«Как идея закон хорош. Действительно, есть проблема защиты памятников культурного наследия, потому что штрафы у нас смешные, реальных механизмов защиты практически нет, а приобрести в собственность можно без проблем. Он хорош, но сырой, его не доработали», — заметил управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex адвокат Виктор Мороз.
Из всего перечня нововведений больше всего вопросов именно ко второму пункту — как раз к процедуре принудительного перехода прав собственности на объект к местной власти. Четкий механизм этого процесса в законопроекте не прописан, что дает возможность для принудительного изъятия объекта даже тогда, когда для этого не будет оснований.
Юристы обращают внимание на весьма загадочную формулировку — «только обнаруженные» объекты. По их мнению, этот и другие пункты могут стать основой для злоупотреблений.
Перечень объектов расширяется за пределы только памятников культурного наследия, распространяясь на «только что обнаруженные объекты».
По информации ProfiDOM.com.ua, решение вопроса о принудительном выкупе выводится из ведения суда и передается в компетенцию органов местного самоуправления или государственной власти.
Для особо несговорчивых владельцев недвижимости предусматриваются многочисленные и довольно большие штрафы за действительные или надуманные нарушения.
В случае несогласия собственника с суммой выкупа объекта цена будет устанавливаться не судом, а по нормативам и методикам Кабмина, при этом именно мэр Кличко является лидером БПП — главной политической силы страны, контролирующей правительство.
Все четыре пункта априори устанавливают приоритет местных властей над судебной ветвью власти. Владелец объекта легко может стать жертвой произвола.
«Законопроект содержит интересное предостережение: выкупная цена памятника уменьшается на размер ущерба, причиненного памятнику незаконными действиями владельца или других лиц, на сумму налогов, задолженности по коммунальным платежам и на сумму расходов, связанных с заключением договора о выкупе объектов культурного наследия. То есть законопроект позволяет путем нехитрых манипуляций с «вредом», «задолженностью», «оценкой» и прочим свести выкупную цену в ноль. И это без решения суда! Вообще законопроект отводит суду роль статиста: если владелец не согласится заключить договор на указанных ему условиях, суд должен будет признать договор заключенным. Согласно законопроекту, перед судом больше даже не ставятся вопросы ни о правомерности выкупа как такового, ни о справедливой выкупной цене», — обратил внимание управляющий партнер, адвокат адвокатской фирмы Goro legal Игорь Корнев.
На еще один любопытный провал в законе указывает адвокат АО «Чудовский и партнеры» Андрей Люберец.
«Например, вы владеете землей, которая, как выяснилось позднее, была местом давних битв. Согласно проекту закона, местные власти вам шлют предупреждение о том, что объект является культурным наследием, и это необходимо учитывать при использовании земельного участка. Такое предупреждение будет считаться сделанным надлежащим образом, если будет отправлено по адресу объекта культурного наследия, а это ведь может быть и памятник, и поле, и курган», — заметил он.
Таким образом, закон Кличко-Белоцерковца, декларируя действительно важные цели спасения культурного наследия, может стать инструментом передела дорогой и лакомой киевской собственности, если будет принят в нынешней редакции.